Волшебная гора

0.9
16 оценок
отзывов
Купить билеты на спектакль "Волшебная гора" вы можете здесь:
Msk.Kassir
Отзывы:

Оставить отзыв

  • Ваша оценка:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
от 4 декабря 2019
Догадывалась,что будет всё не просто,но хотелось глянуть, если не на "гениальную" режиссуру,то может на "гениальную" игру... не получилось - Богомолов оказался на Мальдивах!может надо с уважением относиться к людям и предупреждать о замене!? теперь о действе: кашель актрисы не прост, видимо расчитан на рвотный рекфекс зрителей...почти получилось; молчание 15 мин, далее безэмоциональное чтение короткого стиха и опять молчание 15мин под кашель и так несколько раз(последний стих был больше восьми строчек);обман с авторством: к Томасу Манну спектакль отношение не имеет!поскольку заявленного Богомолова не было,обсуждать вступление другого актера в конце,не стану; народ уходил в первые 15 минут молчания, оставшиеся смеялись, думаю над собой,понимая, что режиссеру зрители просто не нужны. Оваций не было, на поклон актеры не выходили.
от 2 декабря 2018
Ужас и кошмар Константин Богомолов удивил. Удивил так удивил. ТАКОГО я даже от него не ожидала. То, что этот известный режиссер поставил на сцене Электротеатра Станиславский, назвать театром нельзя. Я даже не знаю, как это назвать. Одно для меня однозначно: хуже спектаклей я в жизни не видела. Да что там. «Волшебная гора» просто не может считаться спектаклем в принципе. Как она год-то на сцене продержалась?.. Кажется, господину режиссеру зрители просто не нужны. Постоянно раздается запись кашля. Постоянно – это на протяжении минут сорока, не меньше. До начала спектакля, после. Хорошо, что в зале были все преимущественно здоровые, и хотя бы зал вместе с записью кашлять не начал: вовремя Собянин всех привил. Кашель, однако, не самое плохое. Как вам гениальное решение, когда на сцене ровно ничего не происходит, и минут по 10 актеры просто лежат, изредка меняя позу?.. А эти блоки лежания разбавлены прочитанными почти без выражения стихами в микрофон, не особо понятно, каким образом относящимися к (не)происходящему. Поначалу зал молчал, надеясь, что что-то все-таки произойдет. Но после третьего круга лежания и стихов, зрители начали уходить пачками. Поверьте, они ничего не потеряли. Оставшиеся начали перешептываться и смеяться. Когда раз где-то в четвертый актриса отправилась читать стихи, зал уже просто дружно ржал в голос. Издевательство какое-то. В зале оставались самые стойкие и самые любопытные. Вообще за такое терпение надо бы хотя бы по шоколадке каждому выдавать. Впрочем, какое-то действо, не шибко бурное и активное, но было. Во второй части спектакля. Какие-то жуткие слова, отсылающие к войне и, что важнее, к смерти. Два героя, так или иначе, со смертью соприкасаются и, кажется, к ней стремятся. Здесь видится явный взгляд наоборот: героиня предлагает ввести в школе курс «Введение в смерть», она же заявляет, что никто не вправе отнять у человека право на смерть. Жуть, но, если подставить слово «жизнь», то получаются знакомые тезисы и идеи. Безумие на краю гибели – вот это демонстрирует нам вторая часть спектакля. Когда герои так свыкаются с приближающейся неизбежностью, что она им даже нравится. Есть там еще один мотив: героиня, по словам окружающих, спит с умирающими. Со всеми. До того она же говорит, что бессмертна. А вот и сюжетик: женщина, которая говорит, что ей 83, заявляет, что беременна. А на самом деле это не беременность, а опухоль. Она умирает. Этот сюжет никак не связан с предыдущими, но связь есть: как бы бессмертная фанатично одержимая гибелью героиня, спящая с умирающими, вместо ребенка выносит смерть саму. Логика есть, конечно, определенная, но к чему? Зачем? А еще есть тема перевернутого рая. О нем сначала рассуждает мужчина, и рай в его словах почти традиционен, но потом и женщина, и ее рай смахивает на ад. А что тогда то место, где эти двое проводят время? Какая-то, простите, помойка, ржавая и бессмысленная, где ничего нет. Такое же отжившее свое место, как и сами герои. Ржавеющее, уходящие в небытие, поглощаемое смертью. А для них это что? Рай? Тот странный «рай», о котором рассуждают? Где деревья облетели, а птицы улетели? А живы ли эти два героя? Кто знает. И почему «Волшебная гора»? Не понимаю. Оформление вообще очень сомнительное: ржавая «консервная банка» вместо декорации, причем полузакрытая с обеих сторон. Приводит это к тому, что увидеть полностью, что происходит на сцене, невозможно. Для этого есть экран. Впрочем, невелика потеря, ведь на сцене не происходит ничего. Но сознательно делать такую декорацию – это неуважение к зрителю, как я считаю. Да весь спектакль – неуважение к зрителю. От начала до конца. В программке приведено рассуждение на тему времени, и, применительно к происходящему на сцене, приходишь к странному выводу. Когда ничего не делаешь, время тянется бесконечно, когда что-то делаешь – несется, а суммарно оно несется, если день похож на другой, а не если насыщен событиями. Это мысль из программки. Сейчас же что-то происходит: зрители пришли на спектакль, но время тяяяяяянееееется бесконечно, ведь на сцене ничего не происходит. Смесь двух состояний. Ну и на закуску: никто так и не понял, когда спектакль закончился. Поклонов нет. Звучит музыка. Зрители неуверенно начинают расходиться. Ну как так? Что за неуважение и к зрителям, и к актерам? Про актеров отдельно ничего говорить не буду, лишь назову имена занятых: Елена Морозова и Валерий Горин (если верить сайту, в программке даже не упомянут). Они не виноваты, что им приходится играть вот в этом. Интересно, что сам Константин Богомолов должен периодически играть в этом спектакле. Он не может не видеть реакцию уходящих пачками зрителей. Возникает вопрос: зачем вот это все?.. Представленное зрителю как спектакль может быть перфомансом на выставке, минут на 20, не больше. Может быть экспериментом художника над поведением людей, как то, что представлено в финском музее Киасма, но тогда денег за билеты не берите. Экспериментом, опять-таки, в каком-нибудь любительском полуподвальном театре, где зрители не нужны. Но на большой сцене нормального драматического театра этому делать нечего. Я всегда тщательно выбираю спектакли, и пока что «Волшебная гора» - мой самый серьезный промах. Это уже третий спектакль Константина Богомолова, который я видела. Если спектакли на сцене МХТ, пусть и не шедевры, но вполне крепкие середнячки, то вот это – это кошмар и ужас. Просто худшее, что я видела. Я реально начинаю разочаровываться в Богомолове как режиссере. Я совершенно не против любых экспериментов в театре, но пока это талантливо и имеет смысл. А валяться и кашлять по 40 минут – это безразличие к зрителю. А ведь именно без зрителя театра не будет! Нельзя это забывать. P.S. Пару слов о самом театре. Эмоции смешанные: все сделано современно и даже симпатично, но стиль оформления – улица, внутри не слишком уютно. Основная сцена напоминает малый зал, а не основную сцену. Тесно, фойе небольшое, наверх пускают минут за 5 до планового начала. Гардероб – отдельная песня. Как же мееееедлееенно. Казалось бы, половина зала свалила, даже не дожидаясь окончания спектакля. И все равно длинная очередь. Которая медленно двигается. Берите пример с МХТ, там гардеробщики просто носятся. Отдельно не понимаю: зачем делать начало в выходной в 20:00?.. Ну зачем так издеваться и тратить время попусту? В выходной можно и в 18 стартовать, и будет самое то. А еще программка «Волшебной горы» говорит, что длительность 1 час 40 минут. Неа. С учетом задержки, отстрелялись за час. 40 минут кашля убрали, что ли? Когда увидели, как зрителя начали смеяться там, где не запланировано?.. Сомнительное произведение, в общем. Не советую категорически.
от 26 октября 2018
Дерзкий и сложный спектакль. Богомолов играет со зрителем жёстко и непримиримо. Заставляя зал нервно смеяться, выкрикивать, кашлять и уходить под аплодисменты. В красивой ржавой коробке сцены художника Ларисы Ломакиной 2 героя: мужчина валяется, женщина кашляет сидя и иногда мерно читает стихи о природе, выходя на авансцену. Это происходит в полной тишине при прямом нервном свете, примерно полчаса. После того как все недовольные покинули зал, а остальные прокашлялись, начинается вторая часть спектакля. О смерти. От блокадного Ленинграда до современного греческого композитора, делающего оргАны из трупов. С полутонами слёз на безэмоциональном лице актрисы Елены Морозовой и стремящегося не эмоционировать актёра Леры Горина. При этом половину сцены не видно ни откуда, а крупные планы на проекции расфокусированы. У меня впечатления самые сильные. Спасибо Богомолову и Юхананову за смелость!
от 26 октября 2018
Дерзкий и сильный спектакль Богомолов играет со зрителем жёстко и непримиримо. Заставляя зал нервно смеяться, выкрикивать, кашлять и уходить под аплодисменты. В красивой ржавой коробке сцены художника Ларисы Ломакиной 2 героя: мужчина валяется, женщина кашляет сидя и иногда мерно читает стихи о природе, выходя на авансцену. Это происходит в полной тишине при прямом нервном свете, примерно полчаса. После того как все недовольные покинули зал, а остальные прокашлялись, начинается вторая часть спектакля. О смерти. От блокадного Ленинграда до современного греческого композитора, делающего оргАны из трупов. С полутонами слёз на безэмоциональном лице актрисы Елены Морозовой и стремящегося не эмоционировать актёра Леры Горина. У меня впечатления самые сильные. Спасибо Богомолову и Юхананову за смелость!
от 18 октября 2018
Да, неискушенным зрителям тут, действительно, не место. Для зрителя же современного, постдраматического, это весьма интересный спектакль, который не стоит пропускать. Я получил удовольствие от просмотра. И вам желаю того же!
от 5 октября 2018
Не тратьте свое время на эту постановку, вы будете разочарованы уже после первых 10 минут, не говоря уже о том, насколько вы будете разочарованы в конце. При всем уважении к известному режиссёру Богомолову совсем не понравилось, что так мало действия на сцене - спектакль слишком экспериментальный и подойдёт, наверное, только для тех, кто ходит специально на такие мероприятия или уже очень искушен театральным искусством.
от 30 июля 2018
Содрогаясь от мук, пробежала над миром зарница, Тень от тучи легла, и слилась, и смешалась с травой. Все труднее дышать, в небе облачный вал шевелится. Низко стелется птица, пролетев над моей головой... Это был очень странный спектакль от Константина Богомолова, страннее я еще не видела. Декораций на сцене нет, если не считать металлического короба, из которого вытащили две детали, одна лежит внутри, вторая снаружи. Таким образом можно заглянуть внутрь короба, потому что там происходит «действие» спектакля. Только «действие» по сути началось минут через 50 после начала спектакля, потому что начало укладывалось в схему — мужчина лежит, женщина кашляет, зрители смотрят. Единственное, что происходило за это время — в коробе гас свет, женщина выходила на просцениум и монотонным голосом читала стихи (странное впечатление производят стихи, которые читаются без интонации), затем свет включался и женщина возвращалась внутрь короба продолжать кашлять. Возможно это должно было создать атмосферу санатория, где лечат туберкулез (если все таки вспомнить Томаса Манна, у которого позаимствовано название спектакля). Вторая часть спектакля тоже не имеет отношения к роману «Волшебная гора» — здесь звучат рассказы самого Константина Богомолова о смерти, точнее об умирании, трупах (рассказ про школьников и орган из трупов редкое впечатление оставляют). Я не могу найти слов, чтобы описать свои эмоции после этого перформанса, спектаклем назвать это сложно, специфическое зрелище.
от 29 июля 2018
Не могу сказать. что спектакль понравился. но он запомнился, не оставил равнодушное отношение, и отложился, как очень, конечно, своеобразная постановка. Первый раз была в Электротеатре Станиславского. Атмосфера болезни, передаваемая кашлем (бедную артистку было жалко), заразительно действовала на зрителей, уже самой хотелось кашлять, и из зрительного зала периодически тоже раздавался кашель. И удивительно в такой угнетающей обстановке стихи воспринимались очень ярко с прочувственной красотой. Терпение зрителя, видимо. воспитывалось почти десятиминутным бездействием, кроме кашля. И страшные истории... просто ужасают.
от 25 июля 2018
Проще было б написать, что не понравилось. Но это всё же не совсем так. Спектакль для очень терпеливых (и выспавшихся накануне). Чрезмерно оригинально. Собственно, имя режиссёра я знала - Константин Богомолов, и подозревала, что просто не будет :-))). В самом театре была впервые, но наслышана, что он вовсе не классический. Это позволило не уйти сразу. Стихи интересно подобраны и сочетаются с паузами между ними. (ох, уж эти паузы...). Далее следуют как бы небольшие диалоги-зарисовки. Больше о теме смерти. Неожиданные и довольно интересные в целом. Шокирующие даже. Да, скорее спектакль всё же не понравился, чем понравился, но бесспорно одно - заставляет поразмышлять. Как современное искусство. Проще сказать - фигня-мазня, но у него фишка-то диалог со зрителем - заставить того попробовать догадаться, что хотел автор показать (даже если автор ничего и не хотел показать). Важна идея... Так и не поняли, закончился ли спектакль, когда уходили. Совершенно не исключаю, что что-то было для самых терпеливых и любознательных. Как бонусные сцены для высидевших все финальные титры блокбастера.. И да - захотелось прочитать "Волшебную гору" Томаса Манна..
от 9 января 2018
Это - своего рода сценическое скерцо, шутка Богомолова, насмешка над зрителем и самоирония одновременно. Следуя принципу Эдварда Олби - "театр не должен быть комфортным" - режиссер намеренно провоцирует своего зрителя и вытягивает в зону раздражения, виртуозно выбирая различные инструменты: десятиминутные паузы (вернее, монологи кашля), монотонное чтение стихов, скабрезные физиологические шуточки и диалоги о смерти в эстетике черного юмора. Справедливости ради, иногда это действительно очень весело (вы убиваете покойников? - да. Но чем? - веслом. Но почему веслом? - я в детстве занимался греблей. И весло у меня есть). Все 60 минут кажется, что это - большой психологический эксперимент, среди прочего подтверждающий чалдиниевский принцип социального доказательства, когда вместе с актрисой в едином порыве начинает кашлять весь зал. Или вдруг один за другим начинают уходить зрители, едва сдерживаясь от того, чтобы в очередной раз не выкрикнуть "Халтура в центре Москвы!". Ну смешно же? Смешно. Но, подозреваю, не всем :)
от 6 января 2018
Удивительные, совершенно удивительные впечатления. В последний раз я был в театре более 20 лет назад, еще в школе, так что, можно сказать, зашел в него сегодня совершенно с чистого листа. Тем более глубокий след оставли во мне этот поход. Итак, "Электротеатр "Станиславский"", собственно - в самом здании драматческого театра им. Станиславского. Ставили нашумевшую "Волшебную гору"(по одноименному роману Томаса Манна) режиссера Константина Богомолова. Грандиозное, упоительное зрелище! Не могу не поделиться, хотя бы только из желания поделиться прекрасным. К слову, билет стоит от 3000 до 7000 рублей! Хотя нам удалось посетить спектаклю совершено бесплатно, что не может не радовать :) Итак, спектакль : Сцена представляет собой одну комнату, стены цвета морской волны которой густо измазаны толи ржавчиной, толи дерьмом. Комната пустая, ни мебели, ни окон. Единственное, что в ней есть - какой-то мужик в белой рубашке, который неподвижно лежит на полу в дальнем углу(к слову, это режиссер!). Уже в самом начале, режиссер применил новаторский, доселе нигде мною не виденный прием: совершенно непонятно, когда начинается собственно спектакль! Когда гаснет свет в зале, на сцене - ничего не происходит! Мужик все так же лежит и даже не шевелится. Зрители молча смотрят. Мужик лежит. Зрители смотрят. Через несколько минут откуда-то начинает звучать женский кашель. Мужик лежит. Зрители смотрят. Кашель. Еще через несколько минут на сцену выходит женщина, также в белой рубашке, и садится на пол у стены. Женщина начинает кашлять! Огого, вот это движуха!!!!! Сразу становится понятно, кто кашлял-то!! Мужик лежит. Женщина кашляет. Так проходит 10 минут(я засекал). Внезапно в комнате гаснет свет, а сбоку на переднем плане прожектором подсвечивается микрофон. Женщина перестает кашлять, выходит к микрофону и читает стишок про природу, что-то из Некрасова, Тютчева или Фета емнип. Помниццо, в школе что-то похожее учил. Читает совершенно без выражения, не выдерживая интонацию и темп. Уходит. Снова загорается свет в комнате. Снова выходит женщина, садится к другой стене, кашляет. Мужик лежит. ... Так повторяется 4 раза, суммарно на 50 минут(при общей длительности спектакля в 1:20). Зрители неуклонно и по нарастающей хуеют. Кто-то уже спит, кто-то уже свалил (первые не выдержали еще в начале второго цикла). Половина зала нервно хихикает, вторая - кашляет. ... И вдруг - ХУЯК!! - в начале пятого цикла мужик внезапно встает!!!! Делает кружок по комнате, садится и монотонным голосом минут 5 зачитывает с бумажки текст следующего содержания: "Город в осаде. Все плохо. Народу мало. Я шел по улице и вдруг остановился. Посмотрел вверх, и увидел, что в окне стоит Она. Я пошел дальше. Люди начали умирать. И у меня все мои умерли. Я снова пошел по улице и снова остановился. Посмотрел вверх, и там снова стояла Она. Так как у меня все умерли,я повернулся и вошел в подъезд. Поднялся на 5 этаж. ТАк была открыта дверь. Я вошел. Пусто. Я вошел в другую комнату. И там стояла Она. Мы полюбили другу друга, и это была любовь всей моей жизни. Потом и она умерла. И я ее съел. Я съел ее сырой. Я рвал зубами ее свежее мясо. А город был в осаде. " Потом заиграл старинный романс на патефоне, и мужик его молча слушал еще 5 минут. Далее все действо заключается в никак между собой не связаных монологах между мужиком и теткой(глядя в никуда, все монотонным голосом и безо всякого выражения): 1. М: Говорят, у вас был несчастный случай, и погибли дети? Т: Да. Мы поехали на пикник. Сели в электричку, я и 23 ребенка. Мы вышли на станции Сосновое. Долго шли по лесу. Нашли родник и попили там воды. Потом мы пришли в деревню. Это моя родная деревня. Я там родилась. Зашли в дом. Дом старый. Было уже поздно, мы поужинали и легли спать. Дети уснули не сразу, они же дети. Когда они уснули, я вышла из дома и закрыла дверь. Потом я подожгла дом. Дети сначала спали и ничего не чувствовали, потом проснулись. Они все сгорели. М: Вы убили их? Т: Нет, их убил огонь. М: Что же вы сделали? Т: Я сократила их путь к смерти. М: Поясните. Т: Все умирают. Умирать - это основное свойство живых. Поэтому нас зовут смертными. Я учитель, преподаю математику в школе. В математике, самый лучший способ решения - самый короткий. Поэтому я помогла им сократить путь к смерти. 2. М: Вы у нас новый сотрудник на кладбище. Т: Да. М: Говорят, вы добиваете покойников. Т: Да. М: Зачем? Они мертвые, у них об этом справка есть. Т: Для верности. М: У них справка есть. Т: Бывает, что покупаешь мертвую замороженую рыбу, потом она оттаивает и оказывается живая. Поэтому ее берешь за хвост и бьешь головой об стол. Но у покойников нет хвоста. Но даже если бы и был, я женщина и не смогла бы их поднять. М: Поэтому вы бьете их веслом? Т: Да. Я занималась греблей. У меня есть весло. 3. М: Дорогие зрители! К нам приехал знаметиный греческий композитор - Карлос Попандопулос! Он будет играть свою знаменитую седьмую симфонию! Т: Вы идиот. Я не буду играть. М: Вы композитор, который не любит музыку? Т: Я гений. Моя симфония - тишина. М: Странно. Т: Вы идиот. Современная музыка стремится к упрощению, а ее вершина - тишина. М: Правда, что у вас орган изготовлен из трупов? Т: Да. Я гений. Мой орган изготовлен из трупов. Каждой симфонии нужен свой набор трупов. Конкретно для седьмой симфонии нужно 3 бабушки 75, 76, и 78 лет, женщина 33 лет и 17-летний юноша. Поэтому каждый раз, когда я приезжаю в город, я первым делом иду в морг. 4. Т: Здравствуйте, доктор. М: Здравствуйте. Что вы хотите? Т: Доктор, я беременна. Я хочу аборт. Вырежьте мне ребенка. М: Сколько вам лет? Т: 73 М: Вам уже поздно делать аборт. Идите и рожайте. Женщина уходит. Мужчина, обращаясь к кому-то за сценой: Она не беременна. Голос из-за сцены: А что с ней. М: У нее рак. Г: Почему ты ей не сказал? М: Потмоу что тоже слишком поздно. Она думает, что беременна, потому что у нее огромная опухоль в животе. Пусть мучается от боли, пытаясь родить, пока не умрет. В этот момент в зале загорелся свет. Охуевшие зрители из числа тех, кто еще не ушел, сидели еще минут 10, пока не пришли сотрудники театра и не пояснили, что спектакль окончен. Что я могу сказать. Это довольно противоречивое ощущение - когда тебе срут в голову. Мы-то еще ладно, забесплатно его испытали, а вот примерно половина зала заплатила за него от трех до семи тысяч рублей. Но самое удивительное не в этом. Самое удивительное, это когда ты годами шутишь о том, что "артхаус - это когда голый художник в пустой комнате сначала полчаса молча срет, а потом полчаса молча ест свое говно, а еще трое на это молча смотрят", подразумевая, что это все-таки гипербола. А потом ты внезапно понимаешь, что это вот вообще нихуя ни разу не гипербола.
от 5 января 2018
Шикарный спектакль. Перед началом стоит почитать рецензии, вспомнить теории Фрейда и прочитать хотя бы короткое содержание Волебной горы. Не ожидать текстов Манна, приготовиться быть наедине с собой, потеряться во времени. История про страх смерти и одиночество. Это скорее перформанс, сеанс психотерапии, чем спектакль. Если готовиться к тому, что это Богомолов, то заходит отлично.
от 5 января 2018
Люди, это издевательство! Покупая билеты мы понимали , что будет нечто своеобразное и я никак не против эксперимеров , НО это ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО!!!!!!!!! Призываю всех, кто купил билеты на последующие даты , не стеснятесь взять с собой помидоры или яйца и забросать «гения»! Ибо он не постеснялся просто срубить бабло и испортить людям настроение! Ушли через 25 мин. Вытепеть этот ужас просто не возможно. Мне крайне жаль потраченной немалой суммы и времени.
от 2 декабря 2017
Попа к попе и попытки понять друг друга.Музыка странная,напоминает космос,Запредельное что-то.Дверь куда-то открывается.Может,в будущие? И странно-задумчивая поза лотоса.Отрешенные лица.Зал сидит молча.Погруженность в себя,уход от действительности.Кончается таинственной музыкой,немного страшной.В январе пойду снова.
от 1 декабря 2017
Мне не очень понятна невозможность написать рецензию на Афише без выдачи звезд. Я не могу оценить этот спектакль-перфоманс, потому что каким-то странным образом моя ненависть к такому замыслу а-ля "я вас вызываю на разговор, но вы можете не приходить. вы все гондоны. впрочем, мне скучно"; моя ненависть к публике, которая адаптируется через отрицание, гогот и шейм остальных людей, которые не ведут себя агрессивно (потому что они "мнящие", конечно же, аморальные петухи); моя ненависть к этим самым "аморальным петухам" за их неловкую имитацию сопричастности - все это мне в итоге нравится. Я не являюсь целевой аудиторией Богомолова, я не объект его манипуляций и не призвана на эту войну с буржуазным дискурсом. Я столько не зарабатываю, чтобы быть хоть на одной из сторон. Поэтому если бы мне было нечего здесь ненавидеть, мне бы этот спектакль не понравился. Сам спек - череда 10-минутных приступов кашля (мне даже показалось это издевательством над теми, у кого проблемы с обузданием собственной физиологии; ну, знаете, этот вечный кашляющий зритель, зритель настаивающий и самоутверждающийся, благородный бунтарь) и минутных читок текста "с табуретки". Завершается фельетонами о смерти. Да, я попала в довольно агрессивную зрительскую среду в этот раз. Знаю, что зрители бывают более сдержанными на этих показах. Считаю, что мне повезло. Откровенный саботаж, дистанция насмешек, скорая помощь разговоров со спутниками - в общем, все это про то, как люди пользуются своим временем. И когда вышла, я подумала, что это жуткий бестиарий, и ни с кем из них я не хотела бы иметь дела. И вновь произошло смещение: я одернула себя, потому что не хочу быть понимающим автора олененком, "избранной" и "девушкой с хорошим вкусом". Богомолов не мой режиссер, и я не его зритель. Его зритель - это пресыщенный, довольно хорошего качества костюм. Вот это клише - и есть его зритель, с которым режиссеру хорошо, тепло и интересно. У них одинаковые настроения, им обоим скучно. Думаю, что иное, вне-задачное, что так принято до сих пор приписывать искусству, представление, в частности, о театральной работе, недоступность этого иного преставления как раз и создает спектакль. В нем мало текста, почти нет, и даже никто не раздевается, поэтому он не скандальный, и недовольным зрителям не на что класть свое недовольство. Короче, это возможно только в неготовности потенциальной аудитории. И да, когда Морозова подходила к микрофону, возникала идеальная послушная тишина.
от 5 октября 2017
Кашель на заданную тему Основные элементы, из которых построен спектакль – это кашель и пустота. Кашель начинается ещё перед третьим звонком и продолжается первую половину действия, точнее недействия-бездействия. На сцене пустая ломакинская коробка, типа saraj, грязные зелёные стены её вымазаны краской цвета дерьма. Со стороны зала коробка закрыта по краям двумя широкими щитами, в результате в зале нет ни одного места, откуда внутренность сценической коробки была бы видна целиком, но в середине первого ряда сидит оператор с широкофокусной видеокамерой, изображение с неё транслируется на монитор у края сцены. Но смотреть нечего, ни на экране, ни в видимой части коробки, актёр полулёжа сидит в углу, у противоположной стены сидит актриса и кашляет-кашляет-кашляет-... Время от времени кто-то из зрителей в зале подхватывает кашель, погоды ведь сейчас стоят осенне-слякотные, но это чуть-чуть и тихонько, микрофонов в зале нет. Текст Т.Манна в спектакле отсутствует, как указано в синопсисе, театр транслирует не текст романа, а его дух. Действие манновской «Волшебной горы» происходит в туберкулёзном санатории/лечебнице где-то в швейцарских Альпах, и кашель есть звук из того предсмертного пространства, где люди умирают. Время от времени в коробке гаснет цвет, освещается авансцена, актриса выходит из коробки и читает стихи – Некрасова, Шаламова, Заболоцкого, читает монотонно, без всяких интонаций. Потом кашель прекращается и начинается пустота, актёр и актриса валяются или сидят, молчат, ничего не происходит. Наверное, это смертная пустота, ад, которого и зрители, и авторы, безусловно, заслуживают. Но когда заканчивается ад пустоты, начинается адский ад болтологии. Актёр и актриса начинают читать в микрофоны тексты Богомолова типа чернушных страшилок про смерть убийства кладбища про людоеда который жевал жевал ел свою подругу про учительницу которая детишек завела в дом а дом подожгла смотрела как дети там умирали это какбэ было здорово такое сокращение пути к смерти про мальчика который пришёл домой и стал снимать мерку с родителей мама спросила зачем это чтоб сделать гроб у нас урок введение в смерть начало этих графоманских текстов было в трёх мушкетёрах там был рассказ про мальчика который убил свою мать разрубил её тело мясо провернул в мясорубке и сделал голубцы и голубцы полетели и прилетели в электротеатр Поклонов нет, актёры уходят, звучит в цикле молитвенный мем «кири элейса кири элейса кири элейса кири элейса …», в зале зажигается свет. Что это было? Типовой случай театра вычитания. Вычитание текста пьесы, вычитание режиссуры. Богомоловские страшилки – явление не театральное, это нечто маниакально-графоманское, к духу «Волшебной горы» они отношения не имеют, если конечно не рассматривать аспект прикольности – «Прикольно ведь, Лен!» То, что сделано Богомоловым в Электротеатре: безинтонационное чтение стихов, постановка кашля и пустоты – это не работа режиссёра, это работа комиссара авангардистского театра, внедряющего передовые театральные формы в московский буржуазный округ «На Тверской». С точки зрения формы этот «авангард» с кашлем и пустотой – второй или даже третьей свежести, всё это уже было. В Театре.Doc уж несколько лет играется спектакль «Молчание на заданную тему»: на сцену выходит актёр, садится за стол и молчит 40 минут на заданную тему, есть и «Молчание на свободную тему». Большая часть этого перформанса/инсталляции сплагиачена у доковцев. Что касается кашля, то в 90-е в Театре Сатиры был поставлен и недолго игрался спектакль «Виктор, или Дети у власти» по пьесе Роже Витрака, он был построен на другом физиологическом выделении – на пуканье. В этом контексте богомоловский кашель не столь уж шокирующий и авангардистский.
от 4 октября 2017
В 1961 году итальянский художник Пьеро Мандзони придумал продавать по цене золота закатанное в банки "дерьмо художника", минуло больше полвека, а продукт, как видно, до сих пор востребован. Единственное, Мандзони был честнее, он называл сделанное настоящим именем, а не выдавал его за работу Леонардо. Этот спектакль тоже было бы честнее назвать "Отношение Константина Богомолова к посещающей его спектакли публике", а не прикрываться Томасом Манном, о котором в шоу напоминает лишь кашель. Что в спектакле хорошо? Первые полчаса в тишине. Давно я не встречала, такой выдержанной реакции со стороны публики. Кому рекомендую? Профессиональным театральным критикам и людям, мнящим себя искушёнными театралами. Будете в курсе последних веяний, будет что поругать...
от 4 октября 2017
В начале спектакля 40 минут кашляет Елена Морозова, Костя Богомолов лежит в углу ржавой комнатенки на сцене и периодически садится. Затем двадцать минут читают опусы Константина из журнала Русский пионер, продолжая конечно кашлять. Вскоре Костя и Лена уходят ужинать в ресторан Рыбторг в Трехпрудном переулке , а милые сотрудницы Электротеатра объясняют недоумевающим зрителям, что спектакль то уже закончился идите домой ( краткость главное достоинство этого опуса). Подумайте надо ли вам отдавать с подругой за чужой кашель 14 000 рублей, быть может лучше провести вечер иначе?
от 4 октября 2017
"Волшебная гора" , если вы любите театр, если вы любите Богамолова... и особенно если вы любите жизнь!, то я вам не рекомендую этот спектакль. Анансируется как действо по произведению Томаса Манна... Мы были на премьере (поэтому не было возможности прочитать отзывы - их просто нет). При всей моей любви к режессеру... вспоминается фраза из его же спектакля Борис Годунов "народ тупое быдло...народ ждет, когда ему скажут, что будет дальше". В "волшебной горе"... час зритель видит перед собой лишь ободранную комнату (и если вы читали анонс к сему действу, то дофантазируете, что это туберкулезная больница в Швейцарии, если нет... то ничего не намекнет на это) в которой сидят недвижимы двое и просто слышит кашель... 4 раза это прерывается на короткий дипрессивный стих о времени года...а дальше... дальше еще вы прослушаете мерзотные отрывки о смерти минут 15. И финал... зрители уходят без аплодисментов (и это на премьере!) , с чувством "нас поимели". Редкие отзывы прочитанные мной вчера в инстаграмм, или откровенно пишут "я не понял" или пытаются (именно пытаются) найти какой то смысл в кашле и в тишине, отсутствии сюжета... перформенс - это слово у нас оправдывает любой бред (прибить себя за машонку, например). И здесь пытаются оправдать сие недоразумение этим словом. Это не театр и не спектакль... это монатонный кашель в полной тишине. Да, театр должен оставлять впечатление! А не чувство сожаления о потереном времени... одним словом кто то мнит себя генеем и прикрывет свою наглость именами великих авторов. PS.: Место проведения говорит о многом, привычные театры не дали поставить сию ахинею. Да, судя по публике, все пришли на режисера, ну что сказать - молодец "поимел всех"
от 4 октября 2017
Вот уже 55 минут режиссер Богомолов лежит в углу на сцене. Артистка Морозова кашляет разными типами кашля минут по 10. Меняется свет, она выходит в микрофону и читает стишок. Все. Осталось до конца 40 минут. С одной стороны можно дождаться чем все закончится - зал уже ведется на провокацию и кашляет в ответ, в итоге весь Электротеатр туберкулезный саноторий. С другой... Прошел час - режиссер Богомолов читает с бумажки минут пять текст про смерть. Потом мы слушаем романс. Потом опять про смерть, но уже декламирует актриса Морозова. Потом они вместе поговорили, и еще поговорили, и еще, и еще. Потом оба ушли со сцены. Мелодия на рипите. Зы энд. Вот такая вот гора, волшебная.
Купить билеты на спектакль "Волшебная гора" вы можете здесь:
Msk.Kassir

Еще спектакли этого театра